HisDoc.ru - История в документах России - старинные бумаги, фотографии, открытки, письма
История России в документах

Манифест, Екатерина Вторая, Императрица и Самодержица Всероссийская, 22 сентября 1762 года. О награждении по случаю коронации и миропомазания унтер-офицерских и низших военных чинов, участвовавшим в сражениях при Пальциге и Франкфурте-на-Одере.

Просмотров: 187
Божиею Милостию Мы Екатерина Вторая. Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая. Объявляем во всенародное известие.
Знающим древнюю историю Нашего Отечества довольно известно, что воинство Российское, когда еще и просвещение регул военных ему не поспешествовало, войска мужественного имя носило: но видевшим века Нашего настоящие уже времена, когда к храбрости его природной дисциплина военная присоединилась, доказательно и неоспоримо, что оружие Российское там только славы себе не приобретает, где руки своей не подъемлет. Свидетельствует тому распространению пределов Российской державы, которое всегда последовало от праведно начатой и благословенно увенчанной войны с неприятелями ее, разными на сражениях победами, возвращением провинций, городов и крепостей, издревле Отечеству Нашему принадлежащих; так как и теперь бывшая шесть лет назад Прусская война, всему свету доказывает то же мужество и храбрость оружия Нашего, с которыми оно в пределах неприятеля своего неутомимо действовало против соперников своих, а наконец доказало многими кровопролитными сражениями, что не токмо ни мало не уступало сильному и славному в свете перед собою неприятельскому войску, но и победоносно торжествовало над ним многократно. Но как скоро бог Нам определил Престол Российский принять, того же часа, во-первых, Мы Себе мир и тишину для сохранения рода человеческого в Отечестве Нашем определили, а потом войску Своему повелели возвратиться в свои границы. При сем возвращении всенародно объявляем, что Мы внутреннее удовольствие чувствуем, слыша армии Нашей во все продолжение войны, бывшее ее доброе поведение и во всех военных порядках исправность, а при том и с нетомимым духом подъемлемые труды, которые никогда силы и храбрости его не умаляли, но паче твердостию и терпением подкрепляемы были; ибо Мы не токмо из реляций от собственных Наших подданных к Нам учиненных, но и от самых бывших Наших неприятелей совершенно удостоверены о мужестве, храбрости и повиновении Нашего войска своим командирам, о верном усердии к Нам и Отечеству, и о добром во всем его порядке и поведении, которым оное строго сохраняло волю своих командиров, и тем самим Наше к себе Императорское благоволение и милость заслужило, а в целом свете похвалу и славу вечную приобрело. Сего однако же недовольно, чтоб выслуженное себе у своего Государя признание, а в целом свете славу и честь во время мира и покойной жизни, за предел окончанных уже трудов и честолюбия почитать. Ничто столь в свете трудно быть не может, как оные приобретать, и ничто столь поносно и бесславно не будет, как приобретенное кровью, пренебречь и потерять. А сие легко учиниться может, когда введенная дисциплина и во всем совершенная исправность, которая до сего наипаче в войске Нашем храбрости его содействовала, в пренебрежении останется. Чего ради Мы Нашим Императорским и Материнским словом оному чрез сие напоминаем, дабы возмечтав иногда о своих победах, не повергло оно себя в слабость, и тем не лишилось доброго своего порядка и совершенной своей во всем исправности, а наблюдало бы весь тот военный обряд, который до сего времени содейиствовал его храбрости, и тем самим яко душею движущею телом своим, приобрело славное себе в целом свете имя. Следовательно, Мы всемилостивейше повелеваем, всему Нашему войску остаться точно в тех законах военных и в той точно дисциплине, которая постановлена при блаженной и вечной слывы достойной пямяти, Государыне Императрице Елизавеет Петровне, Нашей Вселюбезнейшей Тетке, наблюдая строгость Ее указов и регламентов; доколе по рассмотрении Нашем, ежели что можно еще лучшее по становить, определена от Нас будет какая тому перемена, и чтоб командиры всех Наших войск не ослабевали каждый в своей должности, каковые кому предписана. Исполнение же сего Нашего повеления будет пред глазами Нашими почитаемо за истинную к Нам подданическую верность и усердие к своему Отечеству, и поощряемо всегдашней Нашей милостью и благоволением. По таковом Нашем к воинству Нашему всемилостивейшем отзыве и упоминании, Мы Матерински объявляем и то, что Наше примечание с соболезнованием достигло уже и до того усмотрения, сколь несправедливо многие в войске Нашем исключены в отставку против воли и желания их, тогда, когда усердие их к Нам и Отечеству бодрствовало, по единому честолюбию служить не утомленно, другие в перемене чинов и награждения обидены, а на последок и не изо всех корпусов на состоящие вакансии произведение учинено было, и тем самим замешательство в порядке учинилось, так что и изо всей суммы, положенной на содержание армии Нашей, на конец выступлено. И понеже поправление сего непорядка без довольного осведомления и выправок учиниться не может, то Мы повелеваем особливой то коммисией разобрать в самую достоверность, которая как скоро Нам представить, не оставим учинить справедливого решения, и каждому обиженному показать свое удовольствие. В дополнение же показания Нашего высочайшаго благоволения, тем заслуженным ундтр-офицерам и нижним чинам, которые на сражениях Пальцигском и Франкфуртском действительно были, Мы при сем вожделенном дне Нашего Коронования и Миропомазания, всемилостивейше повелеваем, выдать в награждение, не в зачет, полугодовое им жалованье, исключая таковых, которые уже при отставках своих то действительно получили, что самое им обещано было и от Вселюбезнейшей Нашей Тетки, в бозе почивающей Государыни Имератрицы Елизаветы Петровны; и то награждение повелеваем произвести по частям в два срока, из суммы, выбираемой за проданный провиант из Наших складов, на реке Висле и в Пруссии находящихся, как скоро та сумма в казну Нашу поступит; о чем послать из Нашего Сената в подлежащие места указы, а между тем через Военную Коллегию, сколь скоро возможно, собрать поименные ведомости, на сколько числом каких чинов и какаясумма выдана быть должна. Сим же Нашим Всемилостивейшим Манифестом повелеваем, тех бывших на двух помянутых в самом действии баталиях, в исполнение данного от Ея же Государыни Императницы Елизаветы Петровны обещания, яко раны и труд претерпевавших нижних чинов, по возвращении их в Россию, ни в какие работы к званию их военному не принадлежащие не употреблять, по крайнему рассмотрению командиров их, и тем Нашу Императорскую особливую милость к сим заслуженым соблюсти, так как Мы при сем Нашем торжественном Короновании, не оставили и самим командирам сего возвращающегося Нашего войска, удовольствие Наше делом самим показать. Таковая Наша Императорская милость будет всему Нашему храброму войскую, верным залогом и впредь Нашего к нему благоволения: а Мы твердо уповаем напротив того, что все они яко верно Нам служащие, не только желания своего не умалят, впредь усердно Нам служить и Отечеству, но и возбудят в себе паче прежнего ревность, в которой Мы нимало не сомневаемся. Дан в Москве 1762 года, сентября 22 дня.
Подлинный подписан Собственной Ее Императорского Величества Рукой, так. Екатерина.
Печатан в Санктпетербурге при Сенатской конторе октября 10 дня 1762 года.Оригинальный текст
Божиею Милостию Мы Екатерина Вторая. Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая. Объявляем во всенародное известие.
Знающим древнюю историю Нашего Отечества довольно известно, что воинство Российское, когда еще и просвещение регул военных ему не поспешествовало, войска мужественнаго имя носило: но видевшим века Нашего настоящия уже времена, когда к храбрости его природной дисциплина военная присоединилася, доказательно и неоспоримо, что оружие Российское там только славы себе не приобретает, где руки своей не подъемлет. Свидетельствует тому распространению пределов Российской державы, которое всегда последовало от праведно начатой и благословенно увенчанной войны с неприятелями ея, разными на сражениях победами, возвращением провинций, городов и крепостей, издревле Отечеству Нашему принадлежащих; так как и теперь бывшая чрез шестилетнее время Прусская война, всему свету доказывает то же мужество и храбрость оружия Нашего, с которыми оно в пределах неприятеля своего неутомленно действовало противу соперников своих, а на конец доказало многими кровопролитными сражениями, что не токмо ни мало не уступало сильному и славному в свете перед собою неприятельскому войску, но и победоносно торжествовало над ним многократно. Но как скоро бог Нам определил Престол Российский принять, того же часа во первых Мы Себе мир и тишину для сохранения рода человеческаго в Отечестве Нашем определили, а потом войску Своему повелели возвратиться в свои границы. При сем возвращении всенародно объявляем, что Мы внутреннее удовольствие чувствуем, слыша армии Нашей во все продолжение войны, бывшее ея доброе поведение и во всех военных порядках исправность, а при том и с нетомимым духом подъемлемые труды, которые никогда силы и храбрости его не умаляли, но паче твердостию и терпением подкрепляемы были; ибо Мы не токмо из реляций от собственных Наших подданных к Нам учиненных, но и от самых бывших Наших неприятелей совершенно удостоверены о мужестве, храбрости и повиновении Нашего войска своим командирам, о верном усердии к Нам и Отечеству, и о добром во всем его порядке и поведении, которым оное строго сохраняло волю своих командиров, и тем самим Наше к себе Императорское благоволение и милость заслужило, а в целом свете похвалу и славу вечную приобрело. Сего однакож не довольно, чтоб выслуженное себе у своего Государя признание, а в целом свете славу и честь во время мира и покойной жизни, за предел окончанных уже трудов и честолюбия почитать. Ничто столь в свете трудно быть не может, как оныя приобретать, и ничто столь поносно и безславно не будет, как приобретенное кровию, пренебречь и потерять. А сие легко учиниться может, когда введенная дисциплина и во всем совершенная исправность, которая до сего наипаче в войске Нашем храбрости его содействовала, в пренебрежении останется. Чего ради Мы Нашим Императорским и Матерним словом оному чрез сие напоминаем, дабы возмечтав иногда о своих победах, не повергло оно себя в слабость, и тем не лишилося добраго своего порядка и совершенной своей во всем исправности, а наблюдало бы весь тот военной обряд, которой до сего времени содейиствовал его храбрости, и тем самим яко душею движущею телом своим, приобрело славное себе в целом свете имя. Следовательно Мы всемилостивейше повелеваем, всему Нашему войску остаться точно в тех законах военных и в той точно дисциплине, которая постановлена при блаженной и вечной слывы достойной пямяти, Государыне Императрице Елисавет Петровне, Нашей Вселюбезнейшей Тетке, наблюдая строгость Ея указов и регламентов; доколе по разсмотрении Нашем, ежели что можно еще лутчее по становить, определена от Нас будет какая тому перемена, и чтоб командиры всех Наших войск не ослабевали каждой в своей должности, каковыя кому предписана. Исполнение же сего Нашего повеления будет перед глазами Нашими почитаемо за истинную к Нам подданическую верность и усердие к своему Отечеству, и поощряемо всегдашнею Нашею милостью и благоволением. По таковом Нашем к воинству Нашему всемилостивейшем отзыве и упоминании, Мы Матеренски объявляем и то, что Наше примечание с соболезнованием достигло уже и до того усмотрения, сколь не справедливо многие в войске Нашем изключены в отставку противу воли и желания их, тогда, когда усердие их к Нам и Отечеству бодрствовало, по единому честолюбию служить не уотомленно, другие в перемене чинов и награждения обидены, а на последок и не изо всех корпусов на состоящия ваканции произведение учинено было, и тем самим замешательство в порядке учинилося, так что и изо всей суммы положенной на содержание армии Нашей, на конец выступлено. И понеже поправление сего непорядка без довольнаго осведомления и выправок учиниться не может; то Мы повелеваем особливою то коммисиею разобрать в самую достоверность, которая как скоро Нам представить, не оставим учинить справедливаго решения, и каждому обиженному показать свое удовольствие. В дополнениеж показания Нашего высочайшаго благоволения, тем заслуженным ундер-офицерам и нижним чинам, которые на сражениях Пальцигском и Франкфуртском действительно были, Мы при сем вожделенном дни Нашего Коронования и Миропомазания, всемилостивейше повелеваем, выдать в награждение, не в зачет, полугодовое им жалованье, изключая таковых, которые уже при отставках своих то действительно получили, что самое им обещано было и от Вселюбезнейшей Нашей Тетки, в бозе почивающей Государыни Имератрицы Елисаветы Петровны; и то награждение повелеваем произвести по частям в два срока, из суммы выбираемой за проданный провиант из Наших магазейнов, на реке Висле и в Пруссии находящихся, как скоро та сумма в казну Нашу вступить будет; о чем послать из Нашего Сената в подлежащия места указы, а между тем чрез Военную Коллегию, сколь скоро возможно, собрать перечневыя ведомости, на сколько числом каких чинов и коликая сумма выдана быть должна. Сим же Нашим Всемилостивейшим Манифэстом повелеваем, тех бывших на двух помянутых в самом действии баталиях, в исполнение даннаго от Ея же Государыни Императницы Елисаветы Петровны обещания, яко раны и труд претерпевавших нижних чинов, по возвращении их в Россию, ни в какия работы к званию их военному не принадлежащия не употреблять, по крайнему разсмотрению командиров их, и тем Нашу Императорскую особливую милость к сим заслуженым соблюсти, так как Мы при сем Нашем торжественном Короновании, не оставили и самим командирам сего возвращающагося Нашего войска, удовольствие Наше делом самим показать. Таковая Наша Императорская милость будет всему Нашему храброму войскую, верным залогом и впредь Нашего к нему благоволения: а Мы твердо уповаем напротиву того, что все они яко верно Нам служащие, не только желания своего не умалят, впредь усердно Нам служить и Отечеству, но и возбудят в себе паче прежняго ревность, о которой Мы ни мало не сумневаемся. Дан в Москве 1762 года, Сентября 22 дня.
Подлинной подписан Собственною Ея Императорскаго Величества Рукою, тако. Екатерина.
Печатан в Санктпетербурге при Сенатской Канторе Октября 10 дня 1762 года.Адаптированный текст
Комментарии:

Нет комментариев

Оставить комментарий:

Ваше имя:

Электронная почта (не публикуется):

Сообщение: