HisDoc.ru - История в документах России - старинные бумаги, фотографии, открытки, письма
История России в документах

Указ, Елизавета I, Императрица и Самодержица Всероссийская, 2 мая 1757 года. О порядке добровольного возвращения в Российскую Империю военных дезертиров и переселившихся в другие государства людей гражданского звания.

Просмотров: 437
Божиею Милостию Мы Елизавета Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.
Понеже, как довольно известно, Наши природные подданные великороссийские и малороссийские равного звания люди, особливо раскольники и некоторые купцы, помещиковы крестьяне, также и из военных, дезертировавшие из Нашей империи в разные времена ушедшие, и будучи в Польше и Литве там остались, и доныне обретаются, из которых небезызвестно, что немалая часть, помня свое природное подданство, возвратиться охотно желают, что к объявлению без всякого опасения в прежних манифестах и срок постановлен был января до 1 числа сего 1757 года, но токмо и затем, имея страх от заслуженной им казни и наказания, тем поныне мешкают; и чтоб они все в опасности и лишении своего отечества более не пребыли, того ради мы высочайшее Наше Монаршее соизволение всемилостивейше объявляем, что Мы по природной Нашей высочайшей Императорской милости и великодушнию, к их возвращению в отечество срок еще до 1 числа июля будущего 1758 года всемилостивейше назначить, и через сие постановить соизволили, в которой срок им свободно да будет на границах у Наших там находящихся губернаторов и других воинских и гражданских начальников (где то каждому ближе и удобнее будет) без всякой боязни или страха, с женами, детьми, свойственниками и с пожитками своими являться и приходить; причем они всемилостивейшего и подлинного обнадеживания уповать имеют, что ежели кто из них во время такого срока об учиненном своем преступлении раскается, и вышеозначенным образом добровольно явится, оному тогда из высочайшей Нашей Императорской щедроты и милости, не токмо заслуженное наказание и штраф всемилостивейше упущены, и смертной казни подверженный живот дарован будет, но и каждый в прежнее свое место определится, и таким образом паки в число верных Наших подданных примется; а ежели вопреки тому паче всякого чаяния, и не взирая на такую от Нас им дозволяемую высочайшую милость, как дезертиры, так иные Наши из Нашей империи ушедшие подданные, однако ж и за сим всемилостивейшим объявлением не возвратятся, и свою присягу и должность не исполнят, но в их дезертировании и побеге предерзостным образом остаться похотели б, оные имеют тогда за изменников отечества признаны, и яко такие когда кем сысканы, пойманы и приведены будут, по крайнейшей строгости Наших военных и гражданских Уставов без всякой милости неминуемо жесточайше наказаны, и вечно на каторгу сосланы будут.
Дан в Санкт-Петербурге мая 2 дня 1757 года.
Печатан в Санкт-Петербурге при Сенате 20 мая 1757 года.Оригинальный текст
Божиею Милостию Мы Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, и прочая, и прочая, и прочая.
Понеже, как довольно известно, Наши природные подданные Великороссийские и Малороссийские равнаго звания люди, особливо раскольники и некоторые купцы, помещиковы крестьяня, також и из военных дезертировавшие из Нашей империи в разные времена ушед, и будучи в Польше и Литве тамо остались, и доныне обретаются, из которых не безъизвестно, что немалая часть помня свое природное подданство возвратиться охотно желают, что ко объявлению без всякаго опасения в прежних манифестах и срок постановлен был Генваря до 1 числа сего 1757 году, но токмо и за тем имея страх от заслуженной им казни и наказания тем поныне мешкают; и чтоб они все в опасности и лишении своего отечества более не пребыли: Того ради мы высочайшее Наше Монаршее соизволение всемилостивейше объявляем, что Мы по природной Нашей высочайшей Ииператорской милости и великодушнию, к их возвращению в отечество срок еще до 1 числа Июля будущаго 1758 году всемилостивейше назначить, и чрез сие постановить соизволили, в которой срок им свободно да будет на границах у Наших тамо находящихся Губернаторов и других воинских и гражданских начальников (где то каждому ближе и удобнее будет) без всякой боязни или страха, с женами, детьми, свойственниками и с пожитками своими являться и приходить; причем они всемилостивейшаго и подлиннаго обнадеживания уповать имеют, что ежели кто из них во время такого срока о учиненном своем преступлении раскается, и вышеозначенным образом добровольно явится, оному тогда из высочайшей Нашей Императорской щедроты и милости, не токмо заслуженное наказание и штраф всемилостивейше упущены, и смертной казни подверженной живот дарован будет, но и каждой в прежнее свое место определится, и таким образом паки в число верных Наших подданных примется; а ежели вопреки тому паче всякаго чаяния, и не взирая на такую от Нас им дозволяемую высочайшую милость, как дезертиры, так иные Наши из Нашей империи ушедшие подданные однакож и за сим всемилостивейшим объявлением не возвратятся, и свою присягу и должность не исполнят, но в их дезертировании и побеге продерзостным образом остаться похотелиб оные имеют тогда за изменников отечества признаны, и яко такие когда кем сысканы, поиманы и приведены будут, по крайнейшей строгости Наших военных и гражданских Уставов без всякой милости не минуемо жесточайше наказаны, и вечно на каторгу сосланы будут.
Дан в Санктпетербурге Мая 2 дня 1757 года.
Печатан в Санктпетербурге при Сенате Мая 20 дня 1757 года.Адаптированный текст
Комментарии:

Нет комментариев

Оставить комментарий:

Ваше имя:

Электронная почта (не публикуется):

Сообщение: